Меню

Тиманова Вера Викторовна

Количество просмотров:  4215

Вера Викторовна Тиманова – пианистка и преподавательница, внесшая немалый вклад в развитие музыкальной культуры России и Европы конца XIX – начала XX вв, популяризатор русской музыки за рубежом. Любимая ученица Ференца Листа, который называл ее звездою первой величины. Петр Чайковский посвятил ей «Юмористическое скерцо» для фортепиано.

  Вера Викторовна родилась в Уфе в семье коллежского асессора, вице-губернатора Оренбургской губернии 18 февраля 1855 г. Отец будущей знаменитости умер рано – от чахотки, оставив пятилетнюю дочь и трех ее младших сестер на попечении матери. Жизнь небогатой дворянской семьи в родовом поместье в деревне Подымалово, в 20 верстах от Уфы, не предвещала больших перспектив. Путь в искусство для Веры начался с получения домашнего музыкального образования, ее первым учителем стала пианистка А.Игнатович. Педагог сумел направить замеченный матерью талант девочки в нужное русло. Очень скоро Вере, по всеобщему признанию, был нужен уже более опытный учитель. Им стал композитор и дирижер Людвиг Новицкий, автор известного в то время учебного пособия «Полная теоретико-практическая школа или руководство к достижению правильной и основательной игры на фортепиано, почерпнутая из многих известных сочинений, в 100 уроках». Обучение Веры под руководством сосланного за политическое вольнодумство в Уфу поляка продолжалось три года.  

В девять лет Тиманова уже дала первый концерт в родном городе, исполнив нелегкие произведения Моцарта, Шопена, Калькбреннера. За концертом в Уфе последовали концерты и в других городах Поволжья. Успех у публики везде был ошеломляющим, билеты раскупались полностью, девочка получала хвалебные отзывы в газетах. Хвалили и ее преподавателя, однако Л.Новицкий уже понимал, что молодому дарованию нужно ехать учиться в Петербург. Для этого у Тимановых на тот момент недоставало средств.

Уфимский меценат Федор Базилевский стал вторым человеком, сыгравшим заметную роль в судьбе Веры Тимановой. Потомственный золотопромышленник обратил внимание на положительный отзыв Антона Рубенштейна. «Если бы та аттестация не заинтересовала Базилевского, я, может быть, пропала бы для искусства. Рубинштейн направил мои первые музыкальные шаги», – вспоминала Тиманова позже.

  На средства мецената Вера едет обучаться в северную столицу, где занимается у П.Петерсона в Петербургской консерватории. Далее Тиманова учится в Школе высшей фортепианной игры выдающегося пианиста своего времени Карла Таузига в Берлине. При этом является единственной из всей школы, кому этот строгий учитель позволял выступать с концертами. После окончания школы Таузига – берет уроки мастерства у А.Рубинштейна. Позже, как память о тех годах Рубинштейн дарит Тимановой свою фотографию с надписью: «От старого друга и мучителя». За развитием таланта юной пианистки следит Петр Чайковский, в 70-х гг. XIX века являвшийся музыкальным обозревателем московской газеты «Русские ведомости».  

– Или я сильно ошибаюсь, или г-же Тимановой предстоит весьма завидная будущность, – написал композитор после первых концертов Тимановой в России.

Высоко ценил Тиманову и «король пианистов» – Ференц Лист, который обучал в своей школе в Веймаре только лучших и самых талантливых молодых музыкантов. Исполнительское искусство Тимановой отличалось изяществом и грацией; для неё были характерны тщательная отделка деталей, тонкое чувство стиля, блестящая техника (как мелкая, так и крупная – при миниатюрных руках), уверенность. Тиманова училась в школе Листа до 1886 года, чередуя занятия с концертными выступлениями. Живая, невысокая, круглолицая, сероглазая, необычайно энергичная девушка располагала к себе своей искренностью и непосредственностью. Все эти годы Вера играла на рояле ежедневно по 10-11 часов.

Гастрольные турне по странам Европы в 1870-1890-х гг. принесли ей славу одной из лучших пианисток мира. Ее имя стало знаменитым во Франции, Австрии, Турции, Германии, Англии и других странах. Достаточно сказать, что на одном из концертов в Лондоне Тиманова выходила на аплодисменты девять раз. В Константинополе она играла перед двором турецкого султана.

Выступая в России, Тиманова не забывала свой родной город. После очередного концерта в Уфе газета «Уфимские губернские новости» писала: «Шумные, продолжительные и задушевные вызовы и аплодисменты были наградой нашей дорогой гостье, уфимской уроженке, которая оставила в сердцах уфимцев, любящих и ценящих высокую музыку, светлую, отрадную и благодарную память».

На одном из концертов Тимановой принял участие Федор Шаляпин, чья биография также тесно связана с Уфой.

Завершив в 1907 г. концертную деятельность за рубежом, Тиманова поселилась в Петербурге и стала заниматься преподаванием музыки, в том числе на популярных в то время Высших музыкальных курсах Е.П.Рангоф.

С революцией и приходом к власти большевиков для Веры Викторовны прежняя жизнь закончилась. Слава в одночасье сменилась полным забвением. Новая власть отобрала все накопления, отказалась вернуть даже подарки от частных лиц, хранившиеся в банке. Выдающаяся пианистка, которой рукоплескала вся Европа, столкнулась с бедностью и нуждой. Чтобы выжить, пришлось продать вещи, ноты и даже рояль. Но самое главное – разрушились вековые ценности культурной столицы страны, Тиманова впервые стала чувствовать свою ненужность. В письме литератору А.В.Жиркевичу она писала:

– Часто завидовала Вам, что Вы далеко от нашего предательского Петрограда и не переживаете всего, что переживаем мы… Теперяшняя жизнь до того утомила и надоела, что выразить не могу. Теперь праздную десятилетие бездыханного сидения в своем углу, стараюсь не думать, что где-нибудь существует культура. Уезжать куда-нибудь в бывшей России и дорого, и в дороге обворуют; смотреть же на разрушение всего, что создано Богом и человеческим знанием и талантом – душа болит…

С 1921 года Тиманова преподавала в 1-ом и 2-ом музыкальных техникумах Ленинграда, изредка давая концерты. Позже по ходатайству Ленинградской консерватории ей была выделена персональная премия 50 рублей.

Тиманова до последних дней сохраняла ясный ум и хорошую память. В 1937 году состоялся ее последний концерт на вечере, посвященном памяти А.Рубинштейна. Даже в свои 82 года она играла превосходно. Преклонный возраст не мешал ей интересоваться тем, что происходило в музыкальном мире. Тиманова переписывалась со многими композиторами и музыкантами:

– С удовольствием и благодарностью оглядываюсь на мою долгую артистическую карьеру. Вспоминаю мои занятия у Таузига в Берлине, когда мне было 15 лет. Второе счастливое время в моей музыкальной жизни была моя работа у Листа, – написала Вера Викторовна А.Римскому-Корсакову в мае 1942 г., незадолго до своей смерти.

Находясь в блокадном Ленинграде и имея возможность эвакуироваться, Тиманова отказалась покидать свою квартиру и ставший родным город. «Я фаталистка, верю в то, что свыше нам назначено», – написала она в 1941 г. Зимой 1942 г. сотрудница Ленинградского института театра, музыки и кино посетила Веру Викторовну, чтобы застенографировать ее воспоминания. Разговор продолжался много часов, но, возвращаясь от Тимановой, сотрудница попала под бомбежку и погибла. Пропали и стенограммы. А вскоре не стало и самой Веры Викторовны. Она похоронена в братской могиле на Пискаревском кладбище.

Исследованием жизни Тимановой в Уфе занимаются историки, краеведы, музыковеды. Благодаря усилиям Николая Барсова, Владимира Скачилова, Людмилы Атановой, Зинаиды и Георгия Гудковых, Валентины Воеводиной, Галины Бельской, Елены Карповой, Елены Сайфуллиной память выдающейся пианистки стала возрождаться. Помимо краеведческой работы, в настоящее время в Уфе проводятся конкурсы юных пианистов имени Веры Тимановой.