Меню

«Города не строятся на государственные деньги»

Дата: 12.12.2014
Автор: Лилия Раянова
Источник: Коммерсантъ/"Business Guide(Городская среда)"
Количество просмотров:  2601

Сити-менеджер Уфы Ирек Ялалов рассказал о том, каким в городской администрации видят будущее города, как выстраиваются отношения с крупным бизнесом и о том, когда в Уфе появятся платные парковки.

BUSINESS GUIDE: Ирек Ишмухаметович, в последние годы Уфа, как и многие другие российские миллионники, заметно меняется. Какую из существующих сейчас новых урбанистических тенденций взяла для себя за основу городская администрация? Какой основной принцип положен в развитие города? Какой и в какой перспективе вы видите Уфу, скажем, через 15–20 лет?

Ирек Ялалов: Мы с коллегами считаем, что Уфа должна развиваться в тех современных трендах, которые сейчас формирует градостроительная наука. Город должен быть максимально комфортным и удобным для проживания: не для престижа и показухи, а для жителей. Это главная концепция развития многих городов мира сегодня. Конечно, это достаточно дорогостоящее мероприятие, и только за счет городского и республиканского бюджетов, вливаний из федерального бюджета это реализовать невозможно. Возможно такое развития только в том случае, если мы создадим благоприятные условия для функционирования бизнеса и привлечения частных инвестиций. Главная наша задача — создать нормальный мастер-план города, потом принять генеральный план, который с учетом всех последних тенденций градостроительной науки позволит нам сформулировать план работы на ближайшие даже не десять, а двадцать пять или тридцать лет. Наша задача – поработать на территории уфимского полуострова и прилегающих территорий и сделать город более конкурентным и комфортабельным по сравнению с другими городами России.

BG: Что вы вкладываете в понятие «комфортабельный для жителей город»?

И. Я.: У специализированных организаций есть интегральные рейтинги; набор показателей, из которых они составляются, очень весом. Я могу назвать самые важные — экология, уровень жизни, размер оплаты труда, здравоохранение, вопросы, связанные с транспортными коммуникациями, доступность жилья, общественно-политическая обстановка в республике. Таких показателей очень много. Вот по всем ним нужно улучшаться. И стараться исправить то, что мы получили в наследство, я имею в виду огромные объемы ветхого и аварийного жилья.

BG: Вы много раз приводили в пример Стамбул как образцовый для вас мегаполис по ряду параметров. В частности, ориентировались на Стамбул в решении транспортной проблемы, разделения города на урбанистическую зону и зону отдыха. Новый принцип зонирования Уфы будет приближен к Стамбулу?

И. Я.: Стамбул я всегда приводил в пример исключительно с точки зрения того, как там решают вопросы общественного транспорта. Там есть метро, скоростной трамвай, обычный трамвай, метробус, паромные переправы, постоянно идет строительство тоннелей и развязок. Учитывая, что это город перенаселенный, то не может не вызывать интереса и уважения то, как они подошли к этому вопросу — умудрились проложить линии скоростного трамвая в историческом центре. И жители Стамбула согласны с такими действиями властей. Мы, видимо, где-то не дорабатываем. Несмотря на то, что подавляющее большинство уфимцев голосует за современные виды транспорта, мы были вынуждены временно отложить проект скоростного трамвая в Уфе. Я бы сказал, что это случилось по причине того, что некоторые граждане города из эгоистических соображений были против. Но проект рано или поздно будет реализован, за ним будущее. И да, я считаю Стамбул примером с точки зрения развития транспортной инфраструктуры. Но, например, если мы говорим об уровне жизни, то Уфа мне кажется куда более удобным городом по всем другим параметрам. Здесь легче дышится. Вы знаете, что мы первые в России по количеству зеленых насаждений? 202 квадратных метра насаждений на человека — более зеленого города нет.

BG: Уфа строилась как индустриальный город, поэтому в городе были четко разделены производственные зоны, спальные районы, места отдыха, но в последнее время, из-за бурной застройки, эти грани размываются. Как городские власти намерены преодолевать последствия индустриального прошлого и настоящего города или в этом нет необходимости?

И. Я.: Перенос промышленности — не самоцель, потому что сегодня современный промышленный комплекс — это не то, что было 5 или 10 лет назад. К примеру, в центре города идет не реконструкция, а тотальная перестройка такой компании, как «Уфавита», это бывший витаминный завод. Мы получим полностью экологически чистое предприятие с огромным оборотом. Мы ни в коем случае не выдавливаем промышленников из города, при условии, что они внедряют безопасные и экологичные технологии. Часто бывает так, что им самим интересно строить в пригородной зоне, там земля дешевле. Это нормальный тренд, который нельзя подогревать искусственно.

BG: С точки зрения урбанистической инфраструктуры, какие самые слабые места, на ваш взгляд, у Уфы, а какие, напротив, сильные? Город сегодня можно отнести к продвинутому с точки зрения европейских или лучших мировых стандартов, коли уж городские чиновники часто называют Уфу европейским городом? Если нет, то реально ли достичь этих стандартов и за какой период? Какие главные шаги намерены в этом направлении предпринять городские власти?

И. Я.: Мы любим ссылаться на Европу, но я убежден, что не нужно ее копировать. Как можно с нашим климатом копировать, например, системы озеленения, которые успешно внедрили в странах Средиземноморья? Для того, чтобы стать продвинутым городом, Уфа должна стать инвестиционно привлекательной. Мы за два последних года увеличили объем инвестиций в экономике города с 60 млрд рублей до 102 млрд. И при этом 87% этих средств — частные. Города не строятся на государственные деньги, и я считаю, что нам удалось создать в городе нужную атмосферу, рейтинги это подтверждают.

Если говорить о первоочередных направлениях, то это, во-первых, строительство мостов. Один из них, Затонский, мы строим с помощью республиканских денег. Но нам нужно построить еще минимум четыре, а по генеральному плану — десять. Необходима реконструкция старого Бельского моста, нужно построить мост по улице Интернациональной, «Сипайлово-Инорс», чтобы эти два микрорайона имели прямой выход на трассу М-5. А в следующем десятилетии у нас запланированы мосты в пригородных направлениях. Второе — мы должны решить вопрос создания современной инженерной инфраструктуры. И третье — уровень частного сектора и ветхого жилья. У нас 36 тыс. жилых домов, из них нормальных многоквартирных около 6 тысяч. Остальные дома, а это почти 70%, нужно сносить. Это колоссальный объем, и проблему можно решить только с помощью инвесторов. Как видите, работы хватит на несколько поколений.

BG: Одним из неоспоримых преимуществ Уфы являются ее природные данные: это очень зеленый город, на территории которого протекают три реки, в городе живописные склоны, прекрасные места для прогулок. Но такое ощущение, что все это великолепие не вдохновляет ни архитекторов, ни застройщиков. Можно найти только единичные случаи, когда красивый природный ландшафт достойно вписан в городскую среду. Почему? Возможно, идеальным было бы вообще сделать из этих мест неприкосновенный, так сказать, запас и не пускать туда застройщиков. Возможны ли здесь максимально гармоничные решения, на ваш взгляд?

И. Я.: Береговая зона Уфы — 180 км. Я скажу парадоксальную вещь — городу очень повезло, что у нас нет благоустроенных берегов. Эту спорную на первый взгляд точку зрения высказали иностранные архитекторы. «Вы не успели испортить ландшафт», сказали они. Наша задача — бережно и компетентно подойти к этому вопросу, и я надеюсь, что строительство набережной и размещение там инфраструктурных объектов покажет потенциальным инвесторам, насколько это хорошая идея. До 2019 года набережная реки Белой станет пешеходной улицей. У нас есть планы, и есть уже живые примеры. На принципах муниципально-частного партнерства мы реализовываем хороший проект на Теплом озере. Там хороший пляж, общественная баня, велосипедные дорожки, подходы и подъезды, плавают лебеди…

BG: Что вы слышите о городе от приезжающих иностранных гостей? Хотели бы вы изменить это мнение? Недавно губернатор Кировской области Никита Белых нелестно отозвался о прогулке в Уфе в своем «Твиттере»…

И. Я.: Я не буду комментировать высказывание господина Белых. В любом городе можно найти, где прогуляться и попасть по колено в помойку. Дело в том, что абсолютно благоустроенных городов в мире нет. Везде есть туристические зоны, развитые, и везде есть отстающие районы. Южный склон Уфы, к примеру, там нет дорог и многие дома построены стихийно, они не узаконены. Была возможность — люди строили, и это не их вина, это их беда. Я очень спокойно отношусь к критике, потому что знаю город и вижу, как он улучшился, особенно за последние три года. Всегда и везде естькритики, от времен детского сада до сегодняшних дней. Если критика конструктивная, ее надо учитывать в работе, если для того, чтобы поныть, на это не нужно обращать внимания.

BG: И заявления о том, что наш город — провинциальный…

И. Я.: Это наш плюс. Провинция — это не ругательное слово. Главный вопрос к городу — а удобно ли там жить? Мы сейчас активно занимаемся парками, за 20 лет столько не было сделано. Но темпов недостаточно, потому что все это пока на плечах муниципалитета. Везде в мире эти процессы идут при участии крупного бизнеса.

BG: Наш подключается?

И. Я.: Есть ряд положительных примеров, я думаю, что в следующем году их станет больше. Появятся скверы, в которые вложатся как раз предприниматели. Посмотрите на дорогу, которая ведет в аэропорт. Да, там есть много моллов, но не они занимались благоустройством. Если говорить о торговом комплексе «Планета», то мы практически заставили их облагородить территорию вокруг в последний момент, или вы думали, что в этом была добрая воля? До сих пор ни у бизнеса, ни у общества нет понимания того, что развитие города — это дело рук каждого. В новогодние дни почему бы каждому офису или торговому центру не создать праздник? Это что, муниципалитет должен бегать и елки наряжать? Мы привыкли еще с советских времен, что власть — массовик-затейник, но это неправильно. Принято поехать куда-то, повосторгаться, а потом вернуться и ругать все вокруг. При этом не забыть даже лампочку после 11 выкрутить. Надо менять мышление. Есть и удачные примеры: в том году отлично сработал ТК «Центральный», там была красивейшая елка, ледовый городок. В этом году и другие подтянутся.

BG: Ситуация в городе в часы пик, возможно, далека от коллапса, который мы наблюдаем в том же Стамбуле или в Москве, но уже ощутимы предвестники такого коллапса. Как администрация намерена решать проблему пробок, в том числе на перспективу?

И. Я.: Нас в свое время сильно критиковали и эксперты, и журналисты, и общественность за программу расширения улиц, которую мы реализуем четвертый год. Но мы стали, по моему мнению, пионерами в России по трем направлениям: расширения улиц, правых поворотов на перекрестках и разворотах на перекрестке за 50 метров до перекрестка. Мы сами прекрасно понимаем и европейские специалисты по транспорту нам советуют, что не надо гнаться за количеством путепроводов, развязок и эстакад, в мире это уже пройденный этап. Обсчитывается математическая модель транспортных потоков, и это задача модернизации существующей транспортной сети плюс администрирование — либо ограничения, любо платный въезд, либо разведение потоков по времени. И развитие общественного транспорта, конечно. В Европе более 50% населения не пользуются личными автомобилями. Частный транспорт таким образом вытесняется из центров городов. Посмотрите на Уфу: в час пик в среднем автомобиль везет полтора человека. Вот данные, которые показывают, что мы движемся в правильном направлении: в Москве на один автомобиль приходится 28 кв.м дорог, в Лос Анжелесе 153 кв.м, в Париже 140, в Лондоне 98, в Мадриде 96, в Уфе — 50. Я считаю, что наша программа расширения улиц будет реализовываться, как бы нас ни критиковали. Потому что мы не расширяем улицы на самом деле, а приводим их в нормативное состояние.

BG: Но в том же центре на расширенных участках дороги паркуют автомобили, и таким образом сводят все старания администрации на нет.

И. Я.: Вы обратили внимание, как теперь обстроит дело с парковкой на проспекте Октября? Мы при реконструкции этой улицы создали парковочные места и запустили полосу общественного транспорта. То же самое ждет и центр. Жилье, которое там строится, должно строиться по принципу «одна квартира-одна парковка». Сейчас строятся парковка на 820 мест и проектируется трехуровневая — на Советской площади. Ряд городов ввели администрирование, но не подготовились, а людям нужно дать альтернативу.

BG: Представляется ли вам привлекательной и будет ли применена в городе программа платных парковок, отрабатываемая с великим скрипом в Москве? Или Уфа пойдет своим путем?

И. Я.: Думаю, что можно пробовать внедрять платные парковки в Уфе. Цена будет щадящей, так как она решает социальные задачи. Мы планируем ввести плату за парковку осенью 2015 года. Тогда же начнется строительство парковки на Советской площади.

BG: В заключение о сохранении исторического наследия города — в Уфе около 600 памятников старины. Администрация неоднократно подвергалась критике общественности за их уничтожение застройщиками. Изучаете ли вы опыт других городов, той же Казани, где сохранению таких зданий много лет и успешно уделяют внимание? Будет ли застройщикам не на бумаге, а на деле вменено в обязанность сохранять эти культовые для города места, которые очень легко, к сожалению, стереть с лица земли?

И. Я.: Восстановленный памятник — это его стопроцентная идентичность, ни в одном городе России за исключением, может быть, Санкт-Петербурга, где восстанавливают дворцы, и Москвы, не восстанавливают идентичность. Везде идут по пути создания макетов, то есть внутреннее содержание современное, а внешне здание выглядит, как старинный дом.

Я бы отнес к памятникам 200 домов, остальные — вновь выявленные памятники. Мы столкнулись с терроризмом со стороны некоторых граждан, когда право на застройку квартала выигрывает застройщик, платит деньги в бюджет, в документации указано, что там находится аварийное жилье. А потом мы задним числом узнаем, что по каким-то основаниям этот дом признан памятником архитектуры. Он наполовину провалился под землю и весь сгнил. Разумеется, с ним можно что-то делать дальше, но при определенном давлении на застройщика. Я считаю, что это попахивает мошенничеством. Давайте признаем все деревянные дома Уфы памятниками. Мы и на общественном совете очень сильно спорим с общественниками. У них такой довод: в этом доме жил купец такой-то. Давайте выедем за город, у нас там вокруг десятки тысяч коттеджей. Там живут предприниматели, давайте признаем все их дома через сто лет памятниками архитектуры. Памятник архитектуры и исторического наследия — это объект, который является архитектурным шедевром, именно с точки зрения архитектуры, это раз. Второе — в том случае, если там жила действительно выдающаяся личность, которая внесла вклад в развитие истории Башкирии или России, если этот человек совершил военный, нравственный, гуманитарный подвиг. Но сплошь и тотально признавать все деревянные дома памятниками архитектуры — это неправильно. Пытаясь сохранить все подряд, мы перекрываем поток инвестиций, который идет в город.

Беседовала Лилия Раянова
Оригинал: http://kommersant.ru/doc/2623577