https://www.naodemita.com

Rupiahtoto

https://www.mercadocentral.cl

https://www.laudeconce.cl

https://www.revistazocalo.com.mx

https://quinua.pe

https://skeptr.eu

https://opno.life

https://melchormiralles.es

https://www.fireflydaily.com

https://redticket.com.mx

https://erdmanncontemporary.co.za

https://www.vu-viet.co.uk

https://show-box.ooo

https://www.universia.cr

https://www.universia.hn

https://tomorrow.sg

https://www.cikatomas.com

https://oil24store.com

https://www.stefczyk.tv

https://www.codelabsindia.com

https://www.artenvielfalt-niedersachsen.jetzt

Сми о нас

Сергей Калугин (Минкомсвязи РФ): "Умный город" сэкономит десятки процентов

Интервью с заместителем министра связи и массовых коммуникаций РФ Сергеем Калугиным о планах внедрения в Уфе передовых цифровых технологий управления городскими ресурсами.

Сергей Калугин (Минкомсвязи РФ): "Умный город" сэкономит десятки процентов

Шамиль Валеев: Здравствуйте, Сергей Борисович! Хочу с вашей помощью прояснить, что такое «Цифровой город», «Умный город», «Смарт-Уфа»? Зачем это нужно, какая от цифры польза рядовому уфимцу?

Сергей Калугин: Мне придется зайти чуть издалека. Население постепенно стареет, трудоспособного народу становится меньше – и в России, и в мире. Это значит, что люди, которые работают, должны работать лучше, больше. Для этого они должны лучше себя чувствовать, жить и работать в более комфортной среде. Поэтому требование к городской среде все выше и выше - это не прихоть, а необходимость. Связано это в том числе и с тем, что меняется состав населения, приходит так называемое поколение Z - люди, которые уже совершенно по-другому воспитаны, по-другому думают и живут в социальных сетях. И доля их с каждым годом всё выше. Буквально у нас на глазах, за последние 5 лет, цифровые технологии сильно реформировали целые отрасли городского хозяйства, которые стали более удобными и менее дорогими. Самая употребимая история - это Uber и «Яндекс.Такси». Для жителей это очень удобно: заказал, выбрал себе машину нужного класса, оплатил электронно, отрейтинговал.

В рамках консорциума «Умный город», к которому присоединилась Уфа, мы сейчас разрабатываем конкретную аппаратно-программную платформу. Она будет уметь эффективно управлять не одной, а всеми сферами городского жизнеобеспечения, и может быть масштабирована по всей стране. Эффективно – это когда каждый из модулей – «умный свет», «умные дороги», «умная вода», «умный дом» - становится более экономным и точным за счет использования и предиктивного анализа данных «соседних» модулей. Единая платформа позволит этого добиться.

Шамиль Валеев: Такси - отрасль легко реформируемая, как появилась мобильная связь и GPS. Там услуги диспетчирования давно уже налажены. А такие монстры, как ЖКХ, элеваторные узлы: вода, пар, где там цифра, к какой задвижке её крепить?

Сергей Калугин: Начнем, например, с городского освещения. Оптимально включать и выключать городское освещение, используя датчики, завязав это в определенную сеть, - тоже можно добиться большого существенного эффекта.

Шамиль Валеев: Насколько существенного? Существенней, чем затраты на «цифровизацию»?

Сергей Калугин: Понятнее всего будет на примере «умного освещения», которое включает в себя, с одной стороны, систему управления светом, с другой стороны, сами световые приборы, потому что в этом случае используются уже диодные светильники. В совокупности это даёт эффект в десятки процентов, до тридцати процентов (по электроэнергии).

Шамиль Валеев: А, например, транспорт?

Сергей Калугин: Та же история с дорожным движением. Устанавливая камеры, можно и управлять дорожным потоком, увеличивая или уменьшая время работы светофоров на разных участках в зависимости от трафика. Во многих городах к светофорам ставят ещё специальные табло, которые показывают, как лучше проехать, где есть пробки, где нет пробок, то есть оптимизируют маршрут. Одна часть этой технологии - это программы, которые есть на смартфоне, эту информацию можно вводить ещё в навигацию для водителя. Быстрее можно доехать, меньше пробок, меньше выхлопных газов. Автомобили - главный загрязнитель городской среды. Уфа - миллионник, он, в принципе, такой же, как все другие города-миллионники во всём мире.

Шамиль Валеев: А ЖКХ?

Сергей Калугин: Что касается ЖКХ - там ещё интересней. Дело в том, что мы потребляем теплоэнергию неравномерно, в разное время суток. А управлять надо не только в квартире, надо всей системой, начиная с теплового пункта. Управление позволяет сделать так, что тарифы в ночное время дешевле. Или когда ты уезжаешь в отпуск, можно запрограммировать и сообщить системе, что не будешь пользоваться отоплением. Тоже - с электроэнергией: можно платить меньше. Это всё простые вещи, которые позволяют поднять качество жизни, сэкономить уйму денег и ресурсов.

Шамиль Валеев: Я понимаю, что можно поставить датчики, организовать канал. Но не совсем понимаю вот что: можно везде понаставить видеокамер, но за пультом будет сидеть старушка - прапорщик НКВД в отставке и негодующе пялиться в экран поверх очков. Где начинается «big мозг» для «big даты»?

Сергей Калугин: В каждом крупном российском городе уже сейчас примерно 150 разных информационных систем. Многие из этих систем уже изначально интеллектуальны. Когда вы объединяете все эти системы в одну платформу - это позволяет взаимодействовать частям между собой. Если говорить о движении транспорта, то в городе, помимо частных машин, движутся, к примеру, машины, которые мусор вывозят или снег. Они оборудованы ГЛОНАСС. Можно таким образом маршруты выстраивать...

Шамиль Валеев: ... и знать, что они горючее не сливают.

Сергей Калугин: Ну, например. И знать, что они подъехали к этому мусору и вывезли его или почистили снег ровно в том переулке, где это нужно. Это тоже даёт колоссальный эффект.

Шамиль Валеев: Это нужно нанимать каких-то супероператоров, которые будут это делать вручную, или это сервер, который говорит об отклонениях от прописанной логистики?

Сергей Калугин: Нет, это интеллектуальная программа. Огромное значение она имеет в медицине, где можно управлять, с одной стороны движением машин скорой помощи. С другой стороны, если человек болен, можно поставить ему дистанционно диагноз, по каналам связи отправить сразу в клинику, для того чтобы в клинике подготовились к приему не «вообще больного», а именно этого, с определенным диагнозом. Существует многообразие систем и главная задача - объединить их в такую платформу, которая будет, с одной стороны, иметь свой интеллект, с другой стороны, будет содержать в себе интеллект всех этих систем. Да, можно будет использовать информацию, полученную в одном сегменте, для другого сегмента.

Шамиль Валеев: Вот в Москве камеры чуть не на каждом подъезде. Как они влияют на безопасность, уличную преступность?

Сергей Калугин: В тех же камерах сейчас есть система распознавания лиц, причём с достаточно высокой степенью точности. На самом деле, это нейронная сеть распознаёт человека, который совершил правонарушение. Там не бабушка сидит.

Шамиль Валеев: То есть один раз в базу попал и его по маске, по каким-то ключевым точкам на лице распознают. Береги лицо смолоду.

Сергей Калугин: Да. Если выскакивает трек, можно трек проследить, алгоритмы службы, которые этим занимаются, привязаны к этой информации, и это повышает раскрываемость преступлений на десятки процентов, что тоже важно.

Шамиль Валеев: Я хотел бы пройтись по пунктикам «Умной Уфы». Это ЖКХ, это транспорт, это энергетика. Это пункты того, о чём вы разговаривали сегодня с уфимской мэрией?

Сергей Калугин: История гораздо шире. Я же сюда приезжал в рамках работы консорциума “Умных городов”. Внутри консорциума есть компании, как, например “KБ Стрелка”, которые занимаются проектированием жизненной среды. На основе, например, больших данных можно делать треки людей и лучшим образом размещать рестораны, магазины, прачечные.

Шамиль Валеев: То, что сейчас делают предприниматели интуитивным путем или путем проб и ошибок, за счет своего кармана.

Сергей Калугин: Да, и это важно не только для предпринимателей. Это важно для жителей. Это значит, что пространство вокруг человека будет организовано лучшим образом, это значит, что городские площади будут иметь оптимальный размер, а не такой, какой кто-то захотел или повелел в XVIII веке. Эти вещи можно комплексно планировать. Это улучшает качество жизни, помогает оптимизировать затраты.

Шамиль Валеев: То есть, как я понимаю, если до этого мы шли каким-то волевым, стихийным путем, протаптывали дорожки, - как говорят, в Германии по тропинкам стелят асфальт - то сейчас можно пытаться это посчитать.

Сергей Калугин: Абсолютно так.

Шамиль Валеев: Администрация говорит: Большой Брат высчитал, что тут нужна прачечная - кто хочет открыть прачечную, вот тебе минус 5 процентов за подключение.

Сергей Калугин: Или плюс 5 процентов. Потому что ты заработаешь больше. Это уже зависит от политики муниципалитета. Надо делать анализ. Если ты даёшь минус 5, то сколько у тебя их откроется? Если ты добавишь плюс 5, то насколько у тебя уменьшится? И чтобы завершить эту историю. Вот эти платформы - это очень сложные математические модели. В рамках консорциума - университет ИТМО (Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики - прим.ред.) который готовит программистов, выигравших последние чемпионаты мира по программированию, как раз строит такую комплексную модель по заданию администрации Санкт-Петербурга. Это многомерная модель, которая включает в себя и системы, и сервисы, и алгоритмы поведения людей.

Шамиль Валеев: Вы подводите к мысли, что не всё умное разрабатывается в Китае или Сан-Франциско: в части программирования, «биг дейта», есть надежда, что наши умы не все уехали, а что-то делают для будущего страны? Так ли это? Обнадежьте, пожалуйста?

Сергей Калугин: Вы абсолютно правы. История с ИТМО - тому пример. Вообще, у нас с точки зрения искусственного интеллекта всё не так плохо. Понимаете, всё-таки есть школа, есть семьи, где существуют семейные традиции, установки, и во многом качество человеческого потенциала, оно всё-таки воспроизводится. Уехали - не уехали, главное, чтобы это воспроизводилось, с одной стороны. С другой стороны, чтобы вся инфраструктура вокруг личности позволяла ей жить долго, комфортно и счастливо. Тема «Умного города» - она об этом. В итоге, те, кто создаст такую среду, повысит свою глобальную конкурентоспособность.

Шамиль Валеев: Поясните, все же, пожалуйста, что такое «консорциум»? Как я понял, он решает задачу взаимодействия контор разного рода, разного уровня развития и разной формы собственности и отношения к бизнесу. Как скрестить ужа с ежом, запрячь коня, трепетную лань, НКО и НКВД, ГЧП и ГКЧП. Я правильно понимаю, что речь идет о выработке общего языка, регламента взаимодействия?

Сергей Калугин: Консорциум – это некоммерческая организация, объединение очень сильных компаний или госкорпораций (типа Росатома и Ростелекома), средних компаний, которые успешно делают стандартные вещи, и новых технологических стартапов, у которых есть компетенции и ноу-хау. Роль государства– выработка отраслевых стандартов, стратегическая координация и масштабирование новых цифровых продуктов и решений. Консорциумы в той модели, в которой мы их начинаем реализовывать в России, не предполагают бюджетного финансирования, а также не накладывают никаких финансовых или имущественных обязательств на своих участников. Очень важен регуляторный фактор, возможность влиять на изменение стандартов. В градостроительстве есть стандарты, которые еще Сталин подписал. Важно не только один раз изменить стандарты, важно создать механизмы, которые будут их менять постоянно.

Шамиль Валеев: Кто состоит в консорциуме «Умный город

Сергей Калугин: В консорциуме есть “Росатом”, “Ростелеком”, два ведущих ВУЗа, это питерский университет ИТМО и Московский государственный университет, «КБ Стрелка», несколько крупных инжиниринговых компаний и венчурные капиталисты, которые занимаются искусственным интеллектом, инвестируют в создание платформ.

Шамиль Валеев: Как, по чьей инициативе Уфа должна поумнеть, это государственная политика, это рынок или граждане должны проголосовать «о, мы хотим жить в «Умном городе»?

Сергей Калугин: Вы знаете, лучше всего это делать всем вместе. Потому что, когда объединяются интеллектуальный ресурс, понимание, знания, опыт, то получается лучше всего. Мы когда с мэром Уфы разговаривали... у него, на самом деле, как мне показалось, очень долгий и стратегический взгляд, у многих из нас проблемы очень короткого горизонта планирования.

Шамиль Валеев: Я с ним два интервью проводил, он мне показался урбанистом по духу. Хотя он «жэкэхашник» по бэкграунду, он мыслит урбанистическими категориями.

Сергей Калугин: Очень перспективный, на далекий горизонт видящий человек.

Шамиль Валеев: В России уже есть примеры “Умных городов”?

Сергей Калугин: Есть города, которые очень быстро движутся в этом направлении.

Шамиль Валеев: Москва?

Сергей Калугин: Москва точно. Здесь мы видим движение. Мы хотели бы, чтобы при поддержке консорциума в России за два-три года было сделано три-четыре-пять пилотных проектов, достаточно весомых по деньгам.

Шамиль Валеев: Насколько это большие деньги?

Сергей Калугин: Один проект - где-то миллиард. При этом мы стараемся приходить в том числе с инвестиционной моделью: участники Консорциума готовы работать над привлечением внебюджетного финансирования для реализации проектов. Возврат средств предполагается за счет экономии в региональных и муниципальных бюджетах, когда цифровые решения начнут работать.

Шамиль Валеев: Инфраструктурные изменения не всегда очевидны становятся. Простой человек как это ощутит, что он увидит?

Сергей Калугин: Движение будет быстрее, он будет быстрее доезжать до работы, безопасность повысится, будет меньше платить за услуги ЖКХ. На самом деле, все эти вещи материализуются.

Шамиль Валеев: Человек из-за незаметных инфраструктурных накопительных изменений не будет отдавать себе отчет в том, что что-то улучшилось.

Сергей Калугин: И хорошо. Главное, чтобы ему было хорошо. Если ему будет хорошо, значит, он будет хорошо работать, нормально отдыхать.

Шамиль Валеев: Он скажет «вот деньги все украли»...

Сергей Калугин: Я в эту тему не хотел бы сейчас уходить, потому что я не думаю так упрощённо о наших гражданах, мне кажется, люди у нас вполне интеллектуальны.

Шамиль Валеев: Я вижу на примере: люди спокойно пользуются "Госуслугами". Хотя это было ужасно напряжно - сколько лет надо было сращивать разные ведомства.

Сергей Калугин: Да, каждый год количество людей, которые пользуются порталом госуслуг, растет по экспоненте.

Шамиль Валеев: Каков потенциал? Сколько единиц и процентов может сэкономить за счёт прозрачности “Умный город”?

Сергей Калугин: Я бы не решился ответить, сколько именно за счёт прозрачности. Но за счёт изменения технологий, основной частью которых является прозрачность, можно на десятки процентов поднимать эффективность целого ряда городских услуг. Вот, например, сегодня у нас был разговор. Уфа - один из уникальных городов, где пункты теплоснабжения локализованы.

Шамиль Валеев: Да, была такая программа по индивидуальным теплопунктам, здание Башинформа, например, так оборудовано.

Сергей Калугин: Это же повышает сильно эффективность городского хозяйства, сильно. Потому что гнать горячую воду - это же трубы гниют, греется земля, это вот реальный шаг. Хотя это не совсем “Умный город”…

Шамиль Валеев: Я сталкивался с таким моментом при первом этапе общероссийской государственной информатизации: увеличивается количество обращений граждан, и все потом где-то складируется, потому что некому их обработать. Люди надеются, записались в поликлинику, а нет столько поликлиник, чтобы все это переварить. Ты нажал, отправил, тебе полегчало, а на том конце кто-то же это должен еще обработать, сделать.

Сергей Калугин: Я на эту тему смотрю по-другому. Есть известный проект в Москве, когда дорогое медицинское диагностическое оборудование – например, установки МРТ - было объединено в единую сеть и была выстроена единая очередь. Это позволило эффективно использовать каждую единицу техники, и прекратило «серое» использование аппаратуры сотрудниками медучреждений. Из того, что я читал в газетах, там эффект был десятки процентов.

Шамиль Валеев: Давайте вернемся на благодатную башкирскую землю. Какой-то документ был подписан?

Сергей Калугин: Мы подписали рамочный документ по взаимодействию участников консорциума и администрации города. Общение идёт уже достаточно давно, в ближайшие дни, вот прямо завтра уже будут встречи по каким-то кейсам, по теплоснабжению, свету, ЖКХ. Эта работа и до подписания шла. А сейчас будет идти быстро. Мы здесь видим хорошую среду и желание делать что-то вместе, нас это вдохновляет. Мы ждем, когда консорциум начнет делать первые пилотные проекты. С очень высокой долей вероятности они будут сделаны именно здесь, потому что есть желание это делать. Что нам здесь понравилось, это то, что для развития технологии есть хорошая индустриальная основа. Потому что, если у тебя дырявая труба, то, с одной стороны, датчик быстро среагирует на аварию, и ты скорее починишь. Но, наверное, лучше сначала трубу поменять, а потом уже оптимизировать движение тепла или воды по ней. Цифра, она всё-таки прилагается к какой-то инфраструктуре. Когда мы говорим об “Умных городах”, мы предполагаем, что это может быть связано с заменой базовой инфраструктуры, ведь не только софт, но и железо можно менять.

Шамиль Валеев: Большая проблема и глобальная, и региональная: за счёт кадрового пылесоса образуется недостаток людей с инженерным, в широком плане, мышлением.

Сергей Калугин: В Уфе?

Шамиль Валеев: Может быть, они есть, но они уезжают. Я имею в виду людей с длинной мыслью, которых можно объединить, как раньше это называли, социалистической интеграцией, и с художником, и с металлургом, чтобы работали в рамках одного общенационального масштабного проекта.

Сергей Калугин: Вы знаете, я этого не почувствовал. Сейчас, с развитием интернета, происходят вещи, которые противоречат нашим устоявшимся представлениям. Вот раньше мы считали, что центр наукоемких, венчурных технологий - это Силиконовая долина. Это правда так и есть. Но с другой стороны, по мере развития интернета, можно делать стартапы необязательно в Силиконовой долине, в практически любом месте. Возникают постоянно новые центры, в Ирландии, ещё где-то, у нас в Сколково. Появились электронные деньги. Это значит, что для того, чтобы привлечь деньги, необязательно ехать в Нью-Йорк. Развитие технологий позволяет, если правильно этим пользоваться, децентрализовать многие вещи.

Шамиль Валеев: То есть мы таким образом уходим от извечной русской проблемы "столица-провинция"? Необязательно каждый раз брать две банки меда и ехать в Москву, что-то можно и здесь порешать.

Сергей Калугин: Появляется инструмент. Как им воспользоваться, это уже другой вопрос.

Справка. Сергей Калугин, заместитель министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации с 12.04.2017. Родился в Москве в 1966 году. В 1991 году окончил Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова. После окончания университета работал в должности экономиста в АБ «Инкомбанк», затем был управляющим директором по инвестициям АБ «Инкомбанк», президентом инвестиционно-финансовой компании «Инком Кэпитал». С 2000 года — генеральный директор ОАО «РТР-Сигнал». С 2001 по 2007 год — генеральный директор ОАО «Национальные кабельные сети». С 2007 по 2008 год — генеральный директор ОАО «Национальные телекоммуникации». С 2009 года — управляющий партнер WebMediaGroup. В 2009–2012 годах — генеральный директор ОАО «Национальные телекоммуникации». Должность президента ПАО «Ростелеком» занял в 2013 году. В 2014 году награжден орденом Дружбы.

Информационное агентство "МедиаКорСеть", 06.02.2018

Размер шрифта: 141820
Цветовая схема: AAA